Вагиф Самeдoглу Жизнь

Жизнь

Поэт, драматург, общественный деятель Вагиф Самедоглу (Векилов) один из выдающихся мастеров пера XX века.

Он родился 5-го июня 1939-го года в Баку. В один день с Ф.Г.Лоркой и М.Мушфигом. Лорка стал жертвой диктатуры Франко, Мушфиг – сталинской диктатуры, а Вагиф написал свою необычную автобиографию и духовно разделил с ними их участь: Родился в 1939-ом, был арестован в 1937-м…

Этих трех поэтов, родившихся в один и тот же месяц, один и тот же день, объединяет также преданность Поэзии. Лорку, который пропитал испанскую поэзию звучанием гитары, Мушфига, вернувшего в отечественную лирику дыханье и напевы тара и Вагифа Самедоглу, говорящего в стихах языком джазовой и классической музыки: Жить в Миноре и умереть в Мажоре – как сочинение Баха…

Вагиф был третьим ребенком в семье выдающегося представителя азербайджанской поэзии Самеда Вургуна. Его мать Хавер-ханум получила музыкальное образование (по классу фортепиано), а впоследствии окончила филологический факультет Бакинского университета. Именно Хавер-ханум ввела маленького Вагифа в чарующий мир фортепианной музыки.

                                                  Если бы родила меня мать
                                                  На Маркизских островах,
                                                  нарекла бы, наверное, меня –
                                                  Хемао.
                                                  В мою честь написал бы отец
                                                  высокий стих
                                                  на языке самоа.
                                                  И спустя много лет
                                                  возжелал бы Хемао родиться
                                                  в Баиловском роддоме
                                                  града Баку.
                                                  Овладела бы им мечта,
                                                  чтоб нарекли его
                                                  Вагифом.
                                                  И тогда стало бы на Маркизских островах
                                                  ему скучно,
                                                  бедняжке…

Вагиф рос в литературно-культурной среде, с детства видел прославленных музыкантов, писателей, поэтов и художников, с которыми общалась и дружила его семья. Интерес к знаниям, эрудиции, привязанность к музыке и книгам сформировали его как зрелого юношу. В 1956-м году Вагиф окончил на отлично класс фортепиано средней специализированной музыкальной школы, носящей ныне имя Бюльбюля, и в качестве награды исполнил 1-ый концерт С.Рахманинова с симфоническим оркестром под управлением маэстро Ниязи.

В том же году он поступил в класс фортепиано Азербайджанской Государственной Консерватории имени У.Гаджибекова, который успешно окончил в 1962-м году и в этом же году завоевал звание пианиста-лауреата на III Фестивале молодежи Азербайджана. В 1962-1964-ые года он являлся стажером Московской Консерватории имени П.И.Чайковского. Вращение в московской богеме, где бурлило свободолюбивое мышление, встречи и контакты с нонконформистскими творческими людьми в эти годы, пришедшиеся на эпоху «хрущёвской оттепели», не могли не повлиять на мировоззрение Вагифа. После возвращения из Москвы он преподавал в 1964-1972-е годы игру на фортепиано в Бакинской консерватории.

                                                  Я был громадным  
                                                  голубым  мамонтом
                                                  в ледниковый период  Земли.
                                                  В то время не было
                                                  ни Кероглу,
                                                  ни Мери Пикфорд,               
                                                  ни Лемберанского,
                                                  и ни Генри Форда.
                                                  В то время
                                                  не было даже
                                                  ни правой стороны,
                                                  ни левой,
                                                  и светофора не было
                                                  тоже…
                                                  Только лед.
                                                  Море…
                                                  И вновь льды…
                                                  Было холодно.
                                                  А я был громадным
                                                  голубым мамонтом.
                                                  Хотя…
                                                  сейчас преподаю игру
                                                  на фортепьяно…

Следует отметить, что в 80-х годах прошлого века это стихотворение было очень популярным в странах Прибалтики и включено в учебники литературы латвийских школ.

Вагиф был профессиональным знатоком всех жанров музыки, бесконечно почитал Шопена, Моцарта, Малера, Рахманинова и других классиков, основательно разбирался в американском джазе и, вообще, модерновом джазе, прекрасно играл на фортепиано – всё это не прошло мимо его творчества, и он до конца жизни оставался поэтом, вдохновлявшимся музыкой.

В качестве бессменного ведущего передачи «Джаз клуб», шедшей в середине 80-х годов на АзТВ, Вагиф Самедоглу сыграл большую роль в популяризации джазовой музыки в Азербайджане.

                                                  Был бы 23-й год.  
                                                  И был бы я в Чикаго.
                                                  Сидел бы в кафе,
                                                  Курил бы трубку.
                                                  И обязательно играли бы там свинг.
                                                  Играли бы
                                                  На коричневом неностроенном рояле.
                                                  Играл бы я сам, конечно,
                                                  И к тому же был бы негром…
Вагиф Самeдoглу Жизнь

Вагиф Самедоглу, уже сделавший свой выбор в пользу литературы, проработал 1967-1970-ые годы на должности директора отдела искусства Азербайджанской Энциклопедии, сценаристом в сценарной мастерской киностудии «Азербайджанфильм» имени Дж.Джаббарлы в начале 1970-х годов, редактором в издательстве «Язычы» в 1978-1982-ые годы и директором по литературной части театра киноактеров на киностудии в 1982-1985-ые годы. В 1992-1994-ые годы он работал главным редактором «Огуз эли» – независимой газеты азербайджанских писателей.

В конце 80-х годов он принимал активное участие в национально-освободительной борьбе за независимость Азербайджана, после обретения независимости был избран депутатом Милли Меджлиса (2000-2010) и членом азербайджанской парламентской делегации в ПАСЕ (2000-2005).

С первого же дня, как Вагиф ворвался в литературу, он стал объектом пристального внимания благодаря философской глубине, оригинальной манере высказывания своих стихов. Народный поэт Расул Рза, изумленный от первого знакомства со стихами молодого автора, писал: «…Возможно ли это, чтобы юноша, впервые взявший в руки перо, писал такие полновесные стихи, богатые современным мышлением и широкими наблюдениями…».

Если скончаюсь безвременно,
Скажите, что – долго жил.
Скажите, что скоропостижно скончался,
если умру стариком.
И если слягу от хвори,
скажите, что внезапно скончался.
Не забудьте сказать,
что скончался после продолжительной болезни,
если внезапно умру…

Современность мышления в его стихах воплощалась не только в форме и размере, хотя стихотворения Вагифа были новаторскими и в этом плане. В то же время внимание привлекала обычность, естественность и необычность общечеловеческих чувств и переживаний в его стихах, сила поэтического мышления.

                                                  Когда я умру
                                                  ни памятника,
                                                  ни надгробья      
                                                  не ставьте
                                                  на могилу мою.
                                                  Поставьте туда пару башмаков,
                                                  пусть разутый обуется и уйдет…

Расул Рза написал о Вагифе статью «Выйди на широкий путь» и опубликовал ее в 1963-м году вместе с несколькими его стихами в журнале «Азербайджан». Этот год можно счесть началом творческого пути Вагифа Самедоглу. Но этот путь оказался очень горьким и тернистым… Общеизвестно, что 60-е годы рассматриваются как пробуждение в истории общества, как этап возвращения к истокам. В эту эпоху формировались новые образы, выразительные средства, новые отношения к миру и жизни. И Вагиф Самедоглу стал одним из ведущих мастеров пера в данном процессе модернизации.

В 1968-м и 1972-м годах после многих препон в урезанном виде и ограниченным тиражом были изданы два небольших сборника молодого поэта – «Телеграмма с пути» и «Судьба дня». Приход Вагифа в литературу стал большим событием. Его стихи ходили по рукам, заучивались наизусть, переводились на иностранные языки. Его поэзия потрясала, очаровывала читателя, заставляла его задуматься. Он стал настоящим литературным Гуру для нескольких поколений молодых азербайджанских поэтов-модернистов 70-80-х годов.

Oднако молодой поэт подвергся консервативным нападкам официальной критики за то, что писал не так как свой отец, за то, что его стихи с формальной, образной и тематической точки зрения не соответствовали советской идеологии. После всего этого поэт решил не публиковать свои тексты.

                                                  Написав свои стихи,
                                                  Тут же хочу их позабыть,
                                                  Будто бы мои слова
                                                  Пишутся вовсе не на бумаге,
                                                  А на каком-то надгробье…

Сохраняя верность собственному поэтическому миру, Вагиф выбрал молчание, и начал писать «в стол». Это было в то же время его личным протестом.

                                                  Посторонись,
                                                  уступи смерти место рядом с собой,  
                                                  не кажись бессмертной  
                                                  в этом городе «Девичья башня», 
                                                  отторгшаяся от Хазара.
                                                  Говори потише,
                                                  неудобно,
                                                  в этом городе безмолвствующих поэтов…

Выражение «безмолвствующий поэт» стало символом литературной судьбы Вагифа. Отказавшись от публикаций, он сберег себя от давления советской цензуры и сохранил как поэт свою свободу и свободомыслие. Не сгибаясь ни перед какими политико-идеологическими требованиями, он терпел муку молчания, найдя прибежище в своем поэтическом «я», нашел свое утешение в афоризме «Боящийся слова поэта – либо палач, либо безумец». Следует признать: надежда на то, что написанное им когда-нибудь увидит свет, была крайне мала, но несмотря на это Вагиф не сломался, каждый день он неустанно садился за письменный стол, что в истинном смысле слова являлось поэтической отвагой.

Стихотворным сборникам поэта удалось выйти в свет лишь в годы независимости. Стихи, опубликованные спустя 24 года, доказали, что поэзия Вагифа стоит выше всех политических режимов, общественных институтов, стоит выше самого времени, что она обладает общечеловеческой значимостью и актуальностью.

Вагиф Самедоглу, обладающий особым глубоким почерком в мире поэзии, один из новаторов азербайджанского стиха. Вся его лирика – страсть самопознания, познания своего внутреннего мира, проникновения в его глубины. В то же время его лирика – философский анализ жизни, общества, человеческой психологии. Его стихи безымянны и завершаются зачастую многоточием. С тематической точки зрения в поэзии Вагифа Самедоглу присутствует философская глубина, унаследованная от поэтов Востока. Но вместе с тем его стихи – стихи модернистские. Бог, Свобода, Одиночество, Смерть – основные темы поэзии Вагифа Самедоглу. В каждой из этих тем он оригинален, нов и свеж. Его стихи, пронизанные темой «Обращений к Богу» впервые в нашей поэзии сорвали мистический покров с Бога. И человек с Богом породнились.

                                                  Кто есть у тебя, Всевышний,
                                                  В этом мире кроме меня?
                                                  Кто есть у меня в этом мире
                                                  Кроме тебя?
                                                  Ты един и я один,
                                                  Всевышний…

Как логический результат неустанного общения с Богом с первого же дня как Вагиф вступил на творческую стезю, он открыл глубочайшую суть этого диалога. Вечно просящий помощи от Бога поэт на сей раз призвал весь мир и человека помочь Богу:

                                                  …Сейчас не время молитв или проклятий,
                                                  Не время топтать к храму дорогу.
                                                  Мир должен уже замолчать,
                                                  Сейчас время помощи Богу…

В азербайджанской поэзии мало кто из поэтов писал о смерти столь часто как Вагиф Самедоглу. Смерть и жизнь – начало и конец одного пути, с самого зарождения жизни ее нянчит смерть, бережет для себя. А жизнь качается в колыбели смерти… Смерть терпеливо следит за тем, как жизнь проходит через страдания, дожидается ее как самая верная возлюбленная. Смерть как сирота стоит за порогом… Вагиф принимает неизбежность смерти в качестве вечной истины, готовит к ней человека, приучает не бояться ее. Призывает терпеливо сносить жизнь.

Одной из особенных, неповторимых черт его поэзии является новое философское отношение к объекту изображения, создание широкой палитры впечатления немногими словами, умение немногими словами высказать глубокую мысль. Образ мышления, манера высказывания Вагифа являются новаторскими и оригинальными.

                                                  Слезы – тоже вода,
                                                  Что находит русло,
                                                  Сегодня иссякнут здесь,
                                                  Завтра проступят там,
                                                  Найдут себе пару глаз
                                                  И прольются наземь. 
                                                  Иссохнут у нас – 
                                                  Расцветут у вас…
Вагиф Самeдoглу Жизнь

Величие искусства Вагифа в его неповторимости, присущем лишь ему стиле. Никем и никогда не озвученных неожиданных и парадоксальных высказываниях. Его мудрость проступает в сравнениях. За каждым сравнением мыслится философский образ. Сравнения возвышаются до уровня метафор: Рыба, выловленная из океана слез, отдает на вкус историей; ты вкусна как горячий хлеб, ты ленива как мугам, звучащий в  летний зной; сегодня небеса похожи на сельскую старуху, что сидя на пороге, уставилась в прошлое; Даже самые благие намерения в итоге обращаются в зло, как победившая революция, ставшая властью; Детская улыбка – рифма моя…

Его лирика богата сентенциями, афористичностью, мудрыми высказываниями. Поэзию Вагифа Самедоглу сравнивают с теорией нечеткой логики Лютфи Заде. В его поэзии отсутствуют печаль, счастье, радость, любовь, ложь и истина, взятые в абсолютном, предельном смысле, в качестве Абсолюта принимается лишь Бог. Эту логику Вагиф выразил в своих произведениях художественным языком.

В каком бы жанре он ни писал – стихи, пьесы, киносценарии, притчи, тексты песен – его большой талант виден повсюду. Он обогатил нашу национальную драматургию своими полновесными произведениями и возвысил ее на новый уровень. Вагиф Самедоглу – мыслитель, способный проникнуть в самую глубь взаимоотношений человека и общества. Его творчество тесно связано с национальными истоками и потому очень мощно и богато. Его пьесы полны весомыми высказываниями и поговорками. Своеобразный и неповторимый юмор, стиль мастера, который с огромной искусностью пользовался народными акцентами и говорами, вызывает особый интерес к его произведениям. Трагикомедии «Обручальное кольцо», «Летняя игра в снежки», «Самоубийство», «Последний приказ генерала», «Сны Мамоя», нашедшие сценическое воплощение в азербайджанских театрах и такие телефильмы как трилогия «Человек в зеленых очках», «Яйцо» завоевали огромную зрительскую любовь. В пьесах Вагифа Самедоглу за всей разновидностью комического в искусстве скрывается скорбь, заставляющая человека задуматься, скорбь, пробуждающая от спячки. В его пьесах внимание притягивает в том числе и речь персонажей. Каждый говорит на своем языке, будь то акцент, говор либо внутренняя речь и логическая мысль. Мысли и высказывания, звучащие во многих его произведениях, стали притчей во языцех, разошлись среди народа как образец фольклора.

Те, кто сравнивают Вагифа-поэта и Вагифа-драматурга, проводят между ними различие: почему скорбь в его стихах и внешний оптимизм в пьесах составляют противоречие? На это Вагиф Самедоглу ответил следующим образом: «Нет никакого противоречия. Всё мое творчество – это одно-единственное стихотворение».

Вагиф Самедоглу создал фундаментальную литературную традицию, основанную на национально-художественном мышлении, глобальном общемировом и общечеловеческом мировоззрении. Идейно-философская глубина его произведений позволяет грядущим литературным поколениям ориентироваться на это наследие как на ценный источник.

Когда в конце 80-х годов Вагиф Самедоглу стал одним из активных участников национально-освободительного движения в Азербайджане, то это не удивило знавших его людей. Ибо своей поэзией Вагиф Самедоглу был в ряду первых, кто снес опоры тоталитарного сознания и завоевал Независимость в своей внутренней борьбе. Он точно выразил настроение нашего народа, пребывающего в ту эпоху среди политических и социальных катаклизмов, объявил о его одиночестве в мире и использовал понятие «Национального Одиночества».

                                                  Он ко всем взывает, но
                                                  Мир оглох на поле битвы.
                                                  В стену врезался слепец
                                                  Точно наши все молитвы… 
Вагиф Самeдoглу Жизнь

Человечность, мудрость, решимость – основные качества, обуславливающие личность Вагифа Самедоглу. Обладающий глобальным мышлением мастер выделялся сдержанным, трезвым взглядом на общественные события и процессы, и всегда заявлял личную позицию. Эта черта присуща также его деятельности на посту депутата Милли Меджлиса. Он достойно представлял Азербайджан на мероприятиях международных и европейских организаций, отличался своей принципиальной позицией в обсуждении общественно-политических вопросов. Собеседников Вагифа Самедоглу неизменно очаровывали тонкий юмор, изысканное остроумие, высокий интеллектуальный уровень и простота этого в высшей степени скромного и невзыскательного человека. Благодаря этим качествам он завоевал уважение и любовь в том числе и иностранных депутатов.

В 1999-м году Вагиф Самедоглу был удостоен звания Народного поэта, был награжден орденами «Слава»(«Шохрет») (2004), «Честь»(«Шэреф») (2009) и «Независимость»(«Истиглал») (2014). 28-го января 2015-го года безжалостная болезнь унесла жизнь выдающегося мастера. Он похоронен в Аллее Почетного Захоронения. В Доме-музее Самеда Вургуна создана экспозиция, посвященная жизни и творчеству Вагифа Самедоглу.

 

Супруга Вагифа Самедоглу – доктор философии Нушабэ Рашид гызы Бабаева-Векилова является составителем и редактором его книг. С 2015-го года она директор Дома-музея С.Вургуна. 

Его дети – Векилова Нигяр, Векилова Махбуб и Векилова Мирвари.